Как выбрать самого лучшего

0
19 декабря 2012
12718 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Н. Воробьев: Всем привет, в эфире «Школа Соблазна», это Николай Воробьев. И напротив меня сидит Даша Герман, в предвкушении, закатывает глаза, даже язык высунула.

Д. Герман: Что ты врешь?

Н. Воробьев: Да, я не вру. Даша находиться в предвкушении нашей сегодняшней темы. Дело в том, что вокруг меня, среди друзей, учеников происходят очень странные вещи. Это даже не треугольники, и не четырехугольник, а какие-то хитровыдуманные....

Д. Герман: Геометрические фигуры.

Н. Воробьев: Да, они иногда замыкаются, размыкаются, превращаются в змейки.

Д. Герман: Ты знаешь, что иногда змейка съедает себя за хвост, и игра заканчивается?

Н. Воробьев: Похоже, что она скоро себя съест. И мы решили с Дашей сегодня выбрать эту тему и поговорить о том, как такое бывает, откуда это берется, и что с этим делать.

Д. Герман: А как ты ее хочешь озвучить?

Н. Воробьев: Как не дать змее съесть собственный хвост.

Д. Герман: Ну не знаю. Столько людей нравится. Чем дальше живешь, тем сложнее.

Н. Воробьев: Ты в прошлом выпуске жаловалась на возраст.

Д. Герман: Ну, мне так сложно проснуться в этом вашем Питере. Хочется выспаться.

Н. Воробьев: Нам по 18.

Д. Герман: Нет, просто очень много нравится людей. Ну что делать? Отказывать себе?

Н. Воробьев: Мне кажется, что причина таких многоугольников — не могу выбрать.

Д. Герман: А вот, кстати, проблема, о которой нам надо поговорить.

Н. Воробьев: Да, наша сегодняшняя тема, как выбрать самого лучшего для себя.

Д. Герман: И замолчали. У тебя получилось выбрать.

Н. Воробьев: Мы в каком — то из давнишних наших выпусков говорили с тобой, что люди пытаются найти в следующих отношениях того, чего не было в предыдущих. Получается, что какой бы идеальный человек ни был, идеальных не бывает. Какая-то метафора была про то, что один ловелас начал встречаться с обычной женщиной и у него спросили, почему так. А он ответил, я искал идеальную женщину, и когда я ее нашел, она ушла от меня, потому что искала идеального мужчину. Недостатки есть у всех, грудь большая, но мозгов нет или наоборот.

Д. Герман: А что ты на меня показываешь?

Н. Воробьев: Я на грудь показывал.

Д. Герман: А то я скажу, что парень в морской майке, а сам не служил.

Н. Воробьев: Ты мне как-то за эфиром сказала, что б я тебя не подкалывал в эфире.

Д. Герман: Ну, я ж не говорила, что я не могу тебя подкалывать.

Н. Воробьев: Я понял. И все время что-то не хватает. Так много к человеку критериев, что важно, что ценно.

Д. Герман: Плюс, это меняется. У меня меняются приоритеты.

Н. Воробьев: А какие у тебя приоритеты?

Д. Герман: В поиске мужчин для меня самое главное, мне кажется, что когда девушки ищут себе пару, они ориентированы на образ созданный отцом. У меня папа — военный. И мне нравится, когда парни ценят свои слова, и выполняют то, что они обещали. Если человек, что-то обещает, но потом не выполняет, я могу поставить на нем большой жирный крестик.

Н. Воробьев: Я специально для этого опаздываю в студию минут на пять, чтобы Даша ничего не задумала. Но с морской футболкой облажался. Я видел, как ты возбудилась, когда я сегодня зашел.

Д. Герман: Ты мне нравишься сегодня. Можешь не стирать. Знаешь, есть такие люди, которые после рукопожатия со звездами говорят: я теперь руку неделю мыть не буду.

Н. Воробьев: Хорошо.

Д. Герман: Ну, что я не права, что девушка ищет одного, который похож на отца?

Н. Воробьев: Ну, и получается, что она его ищет сверху, а второго находит, который похож на отца снизу. И начинает встречаться с обоими.

Д. Герман: У меня такое тоже было. Тут нет ничего такого. Когда ты пытаешься сделать выбор, если у тебя нет интимных отношений с ними...

Н. Воробьев: А если есть?

Д. Герман: Ну, тогда с кем-то одним.

Н. Воробьев: Почему?

Д. Герман: Потому что это некрасиво.

Н. Воробьев: Если так жизнь складывается. Если наши с тобой стереотипы отбросить и воспитание. Так и происходит, люди стремятся к тому, чтобы иметь несколько отношений.

Д. Герман: Так и есть.

Н. Воробьев: Ну, бывает, что некоторые нормы устаревают.

Д. Герман: Чего больше то и норма.

Н. Воробьев: Раньше у нас статья была за мужеложество. Сейчас считается, ну так. Хотя у нас в Петербурге запретили пропаганду. Мы в средние века...

Д. Герман: Ты кстати, не можешь, сейчас, это говорить тут в Петербурге, это будет пропагандой.

Н. Воробьев: Хорошо, в Москве.

Д. Герман: Я все жду, когда ты переедешь в Москву.

Н. Воробьев: А я не могу, пробки.

Д. Герман: Ну, ты можешь поселиться рядом с работой. Ну, серьезно, мне тебя не хватает в Москве.

Н. Воробьев: Ну, мы можем встречаться в середине.

Д. Герман: Но мы туда гостей не сможем затащить. Можно оборудовать скоростную студию в Сапсане. Студия психологической помощи.

Н. Воробьев: Да, со временем нормы устаревают, и все больше людей их нарушают, и принимаются новые.

Д. Герман: Ну, а ты сам? Принимаешь это? Я, например, не готова отказаться от этого, не делать этого. Не встречаться одновременно. Когда все со всеми, это близко к концу света.

Н. Воробьев: Почему все со всеми? Собрать ограниченную группу людей. Как хиппи, снять дом, поселиться в нем и всех любить. Знаешь, сколько будет любви?

Д. Герман: Но будет ли она настоящая?

Н. Воробьев: А что значит настоящая? Ну, подобрать людей качественно. Если вдруг случается так, что один молодой человек начинает встречаться с двумя девушками, значит, он их как-то подобрал?

Д. Герман: А в это время каждая из этих девушек встречается с двумя молодыми людьми, а то и с тремя, каждый из которых может оказаться другом этого молодого человека.

Н. Воробьев: И круг замкнется.

Д. Герман: А он обязательно замкнется.

Н. Воробьев: И тогда их всех надо собрать и поселить в одном доме.

Д. Герман: мне кажется, что ты сейчас озвучиваешь свои фантазии. Тебе насколько эта тема близка? Ты в шоке от нее?

Н. Воробьев: Я вообще не в шоке. Я действительно готов поставить под вопрос такой культурной моногамности. Но не личной, личная уже давно ушла, многие люди уже приняли решение, что это не про них. А с точки зрения культуры, пока существуют слова, ревность, измена, что касается, когда кто-то начинает встречаться с кем-то еще.

Д. Герман: А почему нельзя расстаться и потом начать встречаться с кем-то еще? Обязательно продолжать отношения, которые не интересны.

Н. Воробьев: А зачем? А почему неинтересны?

Д. Герман: Ну, в конце концов, ресурса не хватит у тебя.

Н. Воробьев: Буквально на днях на личную консультацию ко мне пришел молодой человек, который задавался этим вопросом. У него две девушки, они обе классные...

Д. Герман: Это значит, что ни к одной девушке у него нет настоящих чувств.

Н. Воробьев: У него к обеим. Представь. И с чего ты взяла, что у него нет настоящих чувств?

Потому что когда ты любишь — ты знаешь, что один для развлечения или для хорошего секса, а второй для души.

Н. Воробьев: У тебя есть какое-то правило. Мы его сформулировали.

Д. Герман: Блин, если ты любишь человека ты не захочешь встречаться с кем-то еще.

Н. Воробьев: Не надо мне сейчас доказывать это правило. Сформулируй, если встречается с двумя, то не любит ни одну. Так?

Д. Герман: Получается, что да.

Н. Воробьев: Ну, вот по факту, получается столько людей вокруг меня, которые встречаются с несколькими и при этом они действительно не могут сказать, что да с этой я развлекаюсь, а с этой серьезно.

Д. Герман: Мне кажется, они пребывают в иллюзиях и самообмане.

Н. Воробьев: А как ты думаешь, если бы не было этой нормы, если бы мы вдруг оказались в таком мире, где нет такого. То она бы сама возникла?

Д. Герман: Вообще мне кажется, что это исторически не случайно возникло.

Н. Воробьев: А из-за чего?

Д. Герман: Наиболее выгодная модель существования мужчины и женщины. У нас же нет такого, что у нас один мужчина, и 20 женщин. У нас равно количество мужчин и женщин. Плюс, практически любой человек имеет за жизнь несколько браков.

Н. Воробьев: То, что складывается исторически, иногда меняется. Если в какой-нибудь Библии написано, что негодяя надо публично побить камнями, но мы это не делаем. Или даже в нашей культуре не приветствовалось, чтобы люди из разных сословий заводили отношения. Но сейчас это уходит, и я думаю, мы на пороге нового. У нас же там 21 декабря конец света.

Д. Герман: Да, я платье выбираю.

Н. Воробьев: У женщин сейчас два вопроса: что делать на конец света, и что одеть на Новый год.

Д. Герман: Я еще до сих пор не купила путевки, чтобы поехать отдыхать после Нового года. А если серьезно, мне неприятно, что ты какой-то из сегментов сороконожки, которая скоро укусит себя за хвост.

Н. Воробьев: Мне кажется, что все проблемы возникают из-за того, что в этой сороконожке присутствует вранье. Именно из-за того, что есть такой негласный закон. А если б его не было, то не нужно было бы врать.

Д. Герман: ну вот видишь это опять то, о чем мы говорили. Я ищу человека, который не будет врать. Лучше не врать.

Н. Воробьев: Вот я никогда не вру.

Д. Герман: Я нашла тебя, и плюс у тебя матроска. Ты подходишь по двум пунктам.

Н. Воробьев: И плюс у меня девушка в отпуске.

Д. Герман: И заметь, ты говоришь, что у тебя есть девушка. Это круто.

Н. Воробьев: И я счастлив и гармоничен в этом.

Д. Герман: Вот, например, была такая ситуация, когда подруга, которую я знакомила с мужем моей лучшей подруги, впоследствии становилась его женой. Не знаю, круто это или нет.

Н. Воробьев: Я думал, что ты скажешь мой молодой человек, которого я познакомила со своим мужем, ушел к нему.

Д. Герман: Опять нам нельзя говорить такие вещи в Питере. Они не одобряются.

Н. Воробьев: Что-то не так.

Д. Герман: А мы часть общества?

Н. Воробьев: Как Галлелея на костре сожгли. Когда психологи начинают нести свою какую-то ересь, они говорят: а Галлелея тоже на костре сожгли.

Д. Герман: Короче, увижу своего мужа со своей подругой, сожгу обоих на медленном огне. Заявляю во всеуслышание.

Н. Воробьев: Ты боишься?

Д. Герман: Во-первых, у меня нет мужа. Во-вторых, это гипотетический страх, но я надеюсь, что у меня будет честный муж.

Н. Воробьев: Ну а представь, что у тебя очень честный муж ли молодой человек, но в какой-то момент он говорит, Даш я очень тебя люблю, ты для меня очень ценна, я так тебя добивался, десерт такой вкусный, но я понимаю, что я хочу другую женщину.

Д. Герман: А при этом остаться со мной или уйти? Я скажу, дорогой, если ты чувствуешь, что кто-то тебе нравится, то иди. Я не хочу быть номер два или номер один. Я сделаю ручкой.

Н. Воробьев: Даже, несмотря на то, что ему важны отношения с тобой? Этот твой принцип...

Д. Герман: Это не принцип, это состояние, это то, как я вижу свои отношения. Это мое внутреннее состояние. Я не хочу думать о том, что если он не со мной, он с кем-то еще.

Н. Воробьев: А если на работе? Например, он говорит, Даша, ты столько времени на работе, давай я буду с ней встречаться, пока ты на работе.

Д. Герман: Ну, я тогда уволюсь.

Н. Воробьев: Значит, тебя так легко заставить уволиться?

Д. Герман: Ну да, но я не буду никого держать. Просто потом замки поменяю. А что заставлять мужчину?

Н. Воробьев: А если ты в его квартире живешь?

Д. Герман: Нет, такого не было.

Н. Воробьев: Ну а если влюбишься и уедешь к нему?

Д. Герман: Ну, нет, я была в таких отношениях, мне не понравилось.

Н. Воробьев: А что не понравилось?

Д. Герман: То, что возникают подозрения, хочется посвящать себя одному человеку, чтобы было доверие, которое в таких отношениях снижается. Опять же представлять, как твой мужчина занимается с кем-то, это по самолюбию сильно ударяет. Я понимаю поле 30 лет брака, это один вариант. Чтобы что-то встряхнуть. Но точно не в начале отношений.

Н. Воробьев: Зато большая семья может быть.

Д. Герман: А ты сможешь обеспечить такую семью?

Н. Воробьев: А что, если да. По поводу такого треугольника, те мужчины, у которых нормальный доход, но вторую женщину они не потянут, они говорят: все, люблю только тебя, пересмотрю любой принцип, мне нужна только ты. Те мужчины, которые могут обеспечить не только 2, а 3 и больше. И они могут иметь несколько семей.

Д. Герман: Ну, ведь и правда есть такие мужчины, которые живут на две семьи. Говорят, что уезжают в командировку, а сами пару месяцев живут с другой семьей.

Н. Воробьев: Ну, может, ты вынуждаешь его на ложь?

Д. Герман: Ну, мне это не приемлемо.

Н. Воробьев: Многие девушки сами вынуждают на ложь. Когда они сначала говорят, что я никогда тебе не прощу, а когда действительно такое происходит, она и прощает и вместе готова быть. Когда она смотрит на это из своих принципов, они ей говорят: тебе мама и бабушка говорили, нет. А когда она в живую с этим сталкивается, она об этом не думает.

Д. Герман: Это зависит, насколько ей важен этот мужчина. Короче, друг мой, это выбор девушки. Естественно, выбор мужчины, сколько семей заводить, а выбор девушки оставаться ли с ним.

Н. Воробьев: Или одну большую семью.

Д. Герман: Коля Воробьев пропагандирует сегодня честные полигамные отношения.

Н. Воробьев: Но не только отношения, но и честные желания.

Д. Герман: Это была программа «Школа Соблазна». Коля моряк Воробьев

Н. Воробьев: И Даша морячка, ждущая в порту Герман.

Ширина

Взаимоотношения людей не всегда можно представить в виде одной линии, иногда приходится прибегать к другим геометрическим фигурам: треугольникам, или даже четырехугольникам. И сегодня Дарья и Николай попытаются разобраться в этой непростой геометрии. Как такое происходит, откуда берется, и что с этим всем делать? Как не запутаться в отношениях и выбрать лучшего. Об этом и пойдет речь в новом выпуске программы «Школа соблазна».

В подкасте:

— Где он этот идеал, как его найти? Или идеалов нет?
— На что в первую очередь ориентируются девушки при поиске пары.
— Почему люди стремятся к тому, чтобы иметь больше одного партнера. Становится ли это нормой?
— Возможно ли испытывать чувства одновременно к двум людям, или это самообман?
— Важно ли быть в отношении единственной или единственным?
— Мужской и женский взгляд на полигамные отношения.

Выпуски

Комментарии