Есть ли средства от мужской полигамности?

0
10 октября 2012
14025 прослушиваний

Требуется обновление Чтобы прослушать подкаст, необходимо обновить либо браузер, либо Flash-плейер.
Встроить
Текстовая версия

Д. Герман: Добрый день в эфире «Школа соблазна», в студии Даша Герман и Николай Воробьев, и сегодня мы обсуждаем тему «Если ли средства от мужской полигамности».

Н. Воробьев: Бром.

Д. Герман: Есть ли вообще такое понятие или это женский миф о том, что мужчине нужен еще кто-то еще кроме тебя?

Н. Воробьев: Слушай, во-первых, тоже хочется сразу разделить котлеты от бефстроганова. Что значит нужен? Во-первых, мужчина остается всегда мужчиной, и женщина тоже остается женщиной. И, конечно же, то, что люди находятся в отношениях это не просто так, а это связано с тем, что мужчинам нравятся женщины, а женщинам нравятся мужчины.

Д. Герман: Эврика.

Н. Воробьев: Эврика, да. И вопрос номер один, с какой стати, если люди вступили в отношения, им сразу вдруг резко перестал нравиться противоположный пол. Это касается и мужчин и женщин. И если женщина находится в отношениях и мимо проходит зажигательный самец то, конечно же, чувствуется легкое слюноотделение. Другое дело в реализации этих фантазий. В одном случае она будет стрелять глазами, и действовать активно. В другом случае она будет хотеть, и мечтать или даже не будет хотеть, мечтать, а разик облизнется и вернется к своему.

Д. Герман: Ты переоцениваешь женщин. У нас это не настолько ярко выражено. Даже иногда взглядом не провожаем. Это больше мужская история, когда проходит девушка в короткой юбке, и вы не можете не посмотреть.

Н. Воробьев: Мы можем, мы не хотим.

Д. Герман: Подожди, а третий вариант, когда смотрят обе и девушка и мужчина. Это прикольно, по-моему.

Н. Воробьев: Да, тоже классно. Вот и искать средство от того что бы тебе или твоему партнеру нравился противоположный пол, это странно.

Д. Герман: Не нравился.

Н. Воробьев: Искать средство от того что бы нравился. То есть это устранить. Я говорю, бром. Если ты хочешь что бы у твоего партнера сексуальное желание было, то оно будет, когда там кто — то будет, проходит аппетитный, и у него сексуальное желание.

Д. Герман: А как сделать, так что бы это желание ни превратилось в физическое воплощение.

Н. Воробьев: Тут очень хитрый вопрос. И я бы, наверное, обсудил сначала не как, а зачем. Что происходит когда...

Д. Герман: Верность...

Н. Воробьев: Верность и все дела. Что происходит, когда тебе человек запрещает?

Д. Герман: Тебе хочется сделать это еще больше.

Н. Воробьев: Конечно, и скорее всего и во многих случаях хочется в основном, потому что нельзя. Если я вижу женщину привлекательную, которая даже еще ко мне и интерес проявляет. Меня это будоражит, возбуждает.

Д. Герман: Клёвое слово — будоражит.

Н. Воробьев: И при этом, что я дальше делаю с этим. Одно дело если мне можно я такой, о, классно...

Д. Герман: Пойду к ней.

Н. Воробьев: Можно пойти. Но я думаю, что это нужно вставать, зад от стула отрывать, рот открывать, что-то говорить. Потом может она еще не то имела в виду. И скажет, вот он молодой человек...

Д. Герман: А может она просто такая со всеми это делает и ей не нужны физические истории, она просто флиртует.

Н. Воробьев: Может это вообще Даша, которая так себя ведет всегда. И если мне можно то я, позволяя себе испытывать это ощущение. Замарачиваться не хочется. Я лучше пойду домой.

Д. Герман: А у тебя при всем этом есть женщина или ты свободен? Мы сейчас этот вопрос обсуждаем?

Н. Воробьев: Естественно. Мы ж от полигамии лечит кого, женатых, неженатых или свободных?

Д. Герман: Подожди, что значит, лечим от полигамии? Полигамия, это прикольно. Просто нужно ее контролировать.

Н. Воробьев: Лишь бы что-нибудь контролировать. Даша, я тебя, конечно, очень уважаю, но хватит уже все контролировать. По поводу средства от полигамии, это, наверное, что — то про лечение. Да так вот если мне можно то я посмотрел, примерно оценил трудозатраты и думаю, ай, я пошел. Нагулял аппетит, пошел, покушал дома. Другое дело, если мне нельзя. Это новый фактор, который внутри: как это нельзя?! Как это нельзя?! Я начинаю скрывать и так далее. В качестве средства я знаю люди, используют прямой запрет. Может быть не прямой, не то что «слушай, дорогой, я тебе запрещаю теперь с другими женщинами спать», нет. Это скорее такой намек, так, где ты был? Наверное, с другой женщиной? И так далее...

Д. Герман: И обиженный взгляд.

Н. Воробьев: Да, и обиженные взгляды и так далее. Что-то мысль у меня, куда — то ушла. Мысль возвращайся. Да, многие действительно это начинают запрещать явно или не очень явно. И какую реакцию получают в ответ? Мужчина начинает себя чувствовать некомфортно от самого факта, что ему нравится другая женщина. И тут два выхода, первое — это давить в себе сексуальность.

Д. Герман: Второе — это избавиться от первой женщины.

Н. Воробьев: Второе, да, избавиться от первой женщины. Третье, не избавляться, а начать скрывать. Что бы ее не расстраивать. Я понимаю, что это естественно, что мне нравятся другие женщины.

Д. Герман: Самый распространенный третий.

Н. Воробьев: И что бы свою не расстраивать, я, пожалуй, ей ничего говорить не буду. Буду скрывать. Поучается полная фигня. В отношениях рушиться доверие сразу же. Честности нет, доверия нет. Полная фигня. Запрещая чего-то второму, ты по сути дела исключительно делаешь единственное что, это наносишь удар по честности в отношениях.

Д. Герман: Я соглашусь. Но с другой стороны, когда мне не запрещают, мой мужчина чувствует себя некомфортно со мной, когда я веду себя, так как мне это комфортно. Он говорит, что это его обижает, что все друзья к нему подходят и говорят, почему она так делает, почему она так со всеми общается. А он говорит, ну она такая. Это ок. It’s ok with me. А они говорят, нет, тебя как мужчину должно, обязано это обижать, унижать, она тебя не уважает и все такое прочее. И они не понимают, что это просто природа.

Н. Воробьев: Ну, если это друзей парит, то пусть они с этим и разбираются.

Д. Герман: Ну, вот я так и сказала.

Н. Воробьев: Конечно. Зачем решать чужую проблему. Если это самого мужчину или саму женщину парит, что его или ее друг или подруга уделяет слишком много времени, а еще и в его присутствии кому — то еще. Не нравится, скажи об этом, мне неприятно.

Д. Герман: Гораздо хуже, если она будет это делать в его отсутствие.

Н. Воробьев: Ничего не хуже.

Д. Герман: Почему?

Н. Воробьев: А чем хуже?

Д. Герман: Так он все видит, а так догадывается.

Н. Воробьев: А чем хуже то, я не понял?

Д. Герман: Тем что человек все равно будет делать то, что он хочет, вне зависимости от того запрещают ему или нет.

Н. Воробьев: Конечно, пускай делает, а чем хуже то?

Д. Герман: Ну, так хоть на его глазах.

Н. Воробьев: И что? Что лучше и что хуже?

Д. Герман: Хуже когда запрещают быть собой. Это хуже.

Н. Воробьев: Запрещать быть собой — это самое плохое...

Д. Герман: Мне хочется от этого избавиться, и срочно начать это делать.

Н. Воробьев: И тем более мне еще очень понравился твой вопрос, мужской полигамности. Хочу обратить внимание всех...

Д. Герман: Расхожий факт.

Н. Воробьев: Хочу обратить внимание всех слушателей. Расхожими бывает только мнения. Хочу обратить внимание именно на то, что есть разница. Я еще побуду капитаном очевидность. И есть разница между мужчинами и женщинами. И если принять бредовую фантазию, что мужчины полигамны, а мужчины моногамны. Предлагаю на минуту задуматься...

Д. Герман: Давай.

Н. Воробьев: А что было бы в этом иллюзорном мире, где все мужчины моногамны, а женщины полигамны. И женщины стремятся всеми силами вылечить мужчин от полигамности. Такая сказка.

Д. Герман: Розовый мир.

Н. Воробьев: Да, розовый мир. Что бы было в таком мире? В таком мире, скорее всего я бы, наверное, ответил женщинам, что люди разные. Это и есть отличие мужчины от женщины. Посмотрите друг на друга. Вы разные. Мужчины вот так, у женщины по — другому. И скорее всего мужчины тоже разные бывают, с разной степенью полигамности. Некоторые верные — верные, моногамные — моногамные. Полигамности с верностью немного разные вещи. Ну, мужчины бываю разные. Есть такая фраза, мне очень нравится, которая называется, рынок, за который голосуют рублем. Если мужчин много, выбор есть, то просто разобраны будут те, кто...

Д. Герман: Наиболее востребованы.

Н. Воробьев: Наиболее востребованы, да. И если эта полигамности является весомым фактором, то просто моногамных быстро разберут, а полигамные останутся сосать лапу...

Д. Герман: Да их разобрали уже давно. Недавно в твитере получила такой вопрос: Дарья, вот вы все знаете, куда идти, где встретить свободных, обеспеченных, хороших мужчин?

Н. Воробьев: Ну, ответ один: нечего было щелкать, когда разбирали. И у меня вопрос...

Д. Герман: Действительно разобрали.

Н. Воробьев: У меня вопрос, а когда разобрали? Что это за момент, который все упустили? Как — будто раньше трава была зеленее...

Д. Герман: Время от времени такие мужчины освобождаются, но ненадолго.

Н. Воробьев: Ну, естественно спрос то есть.

Д. Герман: Безусловно.

Н. Воробьев: Конечно.

Д. Герман: Тем более предложение...

Н. Воробьев: Вот не надо щелкать.

Д. Герман: Ограничено.

Н. Воробьев: А почему этим мужчинам замечательным, на которых есть большой спрос, должны доставаться не самые лучшие женщины?

Д. Герман: А они переключаются тогда, когда другая женщина становится более интересной. И бросают то, что было до этого и включаются в новые...

Н. Воробьев: Короче женщинам совет — становитесь интереснее.

Д. Герман: Согласна. Девушки, я думаю, что вам стоит последовать совету Николая. Просто, я к чему клоню, это же в природе заложено, что мужчине нужно больше, чем женщине. Женщины не испытывают столько желания, глядя на мужчин. Это так?

Н. Воробьев: Насчет, заложено природой, ты опираешься на некий слухи и мифы, на мифологию.

Д. Герман: В эту мифологию у нас в стране верят 90 процентов населения.

Н. Воробьев: У меня была возможность как — то сравнить. Вот ты говоришь, что у мужчин желания больше. У меня была возможность сравнить. Я знаю достаточно количество женщин, которые позволяют себе быть абсолютно честными. Как это раньше называлось, говорить по душам. Я уже достаточно, и благодаря тренингам, завел достаточное количество знакомых, друзей и в том числе женщин, которые позволяют быть полностью честными.

Д. Герман: И время от времени, которые с тобой разговаривают?

Н. Воробьев: Да и не пытаться на какие — то мифы опираться или на что-то еще...

Д. Герман: На личный опыт.

Н. Воробьев: На собственные ощущения, на собственные желания. Так вот могу сказать, что у женщин желания, ой, как много. Ой, как все хорошо с желаниями. И на мужчин они внимания обращают. Может быть, они не показывают этого. Как ты говоришь, не провожают взглядом короткую юбку с длинными ногами. Мужчины не носят юбок с длинными ногами.

Д. Герман: Есть спортсмены, и есть короткие шорты.

Н. Воробьев: Есть спортсмены, но все — таки кроткие шорты с волосатыми ногами возбуждают обычно меньше.

Д. Герман: Да ну брось. Это неправда.

Н. Воробьев: То есть Даша, которая только что говорила, что желаний у женщин меньше, очень сильно покраснела.

Д. Герман: Я несколько отличаюсь, да.

Н. Воробьев: Ой, да ладно Даша, отличаешься. Мы такие же, как все.

Д. Герман: Мы с тобой такие же, как все?

Н. Воробьев: Мы только болтаем хорошо.

Д. Герман: То есть тебе, тоже нравятся футболисты в коротких шортах?

Н. Воробьев: Нет, мы еще отличаемся тем, что ты женщина, а я мужчина, Мне нравятся футболистки, а тебе футболисты. Мне нравится вот пляжный волейбол.

Д. Герман: Обожаю пляжный волейбол, особенно вот ту стойку, когда они вот так стоят спиной. Я уже от микрофона отхожу, что бы показать тебе стойку. Камера снимает, смотри.

Н. Воробьев: Ой, умеют люди снимать. О чем мы?

Д. Герман: Мы говорили о том, что у тебя есть такая теория, что у женщины желания не меньше, когда они видят мужчин, чем у мужчин, когда они видят женщин.

Н. Воробьев: Ну, это даже не теория, это наблюдение...

Д. Герман: Мнение, да.

Н. Воробьев: Я вместо того что бы сначала составить теорию, а потом искать ей подтверждения, как это делается обычно. Я просто начал выспрашивать и узнавать и так далее. У женщин желания очень много. Они может быть немного, разняться. Девушки как — то получаются скромнее. Парень если видит какую-то девушку, которая его привлекает то, он совершенно не стесняется сказать, вот я бы ей.. я бы с ней подружился, познакомился бы с ее родителями. Если что-то там еще. Девушка в этом более как — то сдержана. Просто «ммм» и все, на этом остановились.

Д. Герман: Просто девушке, я тебе хочу признаться, иногда не важен сам результат, ей важно довести до результата. Что бы результата ни было, и пойти дальше. Понимаешь?

Н. Воробьев: Нет, зачем?

Д. Герман: Потому что это тоже самое ощущение, которое могло бы быть случись все. Дойти до конца, но не сделать этого, и пойти дальше.

Н. Воробьев: То есть, до какого конца, прости?

Д. Герман: Я говорю о флирте, Николай.

Н. Воробьев: Так. Мне интересны подробности. Ну-ка, ну-ка.

Д. Герман: Ну, нам девушкам это гораздо интереснее. Помнишь эту фразу из фильма «О чем говорят мужчины?»: и потом чьи-то ноги. То есть мы не хотим чьих-то ног. Мы хотим все до этапа чьих-то ног. Розовый мир.

Н. Воробьев: Тоже вариант. Поэтому игра и работает, потому что девушка хочет начала, а парень хочет конца. Я где — то читал какую — то чуть ли не советскую энциклопедию. Какая — то книжка такая ....

Д. Герман: Домострой.

Н. Воробьев: Уж домостроевская книжка, очень советского времени. Правда я не уверен, что это была именно наша книга, может быть импортная. Но время примерно там ...

Д. Герман: Советское.

Н. Воробьев: Да, когда был Советский союз. И там была совершенно замечательная фраза написана. При чем это умная книжка с претензией на научность. Что секс он именно такой как есть, потому что мужчина стремится задвинуть, а женщина стремится выдвинуть...

Д. Герман: Именно такие глаголы?

Н. Воробьев: Ну, там какие — то такие глаголы, очень давно читал. Поэтому так и получается, то задвинули, то выдвинули.

Д. Герман: Ну, схема верна ...

Н. Воробьев: Примерно та же самая история. Женщине как раз пофлиртовать, привлечь внимания...

Д. Герман: Почувствовать себя востребованной, но ничего не дать.

Н. Воробьев: Но при этом какую-то дистанцию выдержать. Ну, это игра, прикольно. Спасибо девчонки. Мы тоже очень любим, когда вы в них играете.

Д. Герман: Наконец-то, ты со мной согласился что все — таки, есть элемент игры.

Н. Воробьев: Конечно. Обязательно. Ну со мной опять же двойственность. Парни стремятся задвинуть, что бы все было и все было по — настоящему. Играют они плохо, флиртуют парни хуже, чем девчонки. Они такие прямолинейные, четкие. Когда они позволяют себе с этим соединиться, согласиться и в этом жить в этой прямолинейности и четкости, то они становятся желанными мужчинами. Соединенными и целостными. А девушки, все — таки тут хитростью, сбоку подойти, намек. Поэтому мы и разные, и мы вмести. Если б мы были одинаковые... если б это кому-то не нравилось.... Те парни, которым это не нравится, которые хотят прямолинейности и они находят прямолинейных партнеров...

Д. Герман: На какое-то короткое время.

Н. Воробьев: Своего пола.

Д. Герман: А своего пола?

Н. Воробьев: Ну, да если хочешь найти такого же, как ты, то своего пола. Опять же извини, что перебиваю, голосование рублем. Если бы девушкам не нравилось то, какие мужчины, ну так, пожалуйста, девушек куча. Но ведь нравится.

Д. Герман: Кто — то переключается на второй вариант. Слушай, а эти пресловутые разговоры со своими друзьями в бане. Как можно хвастаться своими победами, даже если вы женаты, то все равно обсуждаются все эти темы, кто, чего, сколько, когда, а я вот такую и так далее. Ценности настолько изменились, что если ты будешь молчать об этом и скажешь, а я у меня только моя жена и все у нас классно. Это будет считаться не круто. Тебе будет нечем похвастаться, и ты станешь менее выигрышным самцом в глазах своих друзей. У тебя такие сейчас глаза...

Н. Воробьев: У меня чуть челюсть не отвалилась...

Д. Герман: Ты не знал, что хвастаются друг перед другом?

Н. Воробьев: Это у тебя, откуда дровишки?

Д. Герман: Да, все оттуда, от людей которые приходят на консультации.

Н. Воробьев: Я знаю много...

Д. Герман: Один спросил я, что ненормальный, что у меня только моя жена и все.

Н. Воробьев: Я знаю много анекдотов на эту тему, много историй. Но никто не попадается. Никто не хвастается. Нет такого. Вранье.

Д. Герман: Значит, все молчат.

Н. Воробьев: Единственное, что бывает, если какой — нибудь там... да даже нет, не бывает. У меня есть история, у меня один друг у него отношения серьезные, скорее всего, заканчиваются и у него есть новая подружка. Со старой еще не разобрался, а новая уже...

Д. Герман: Из-за которой, все и заканчивается.

Н. Воробьев: Да там, скорее всего не из-за которой, не стоит оно того.

Д. Герман: Какой ты противный.

Н. Воробьев: Да, я такой. Там, скорее всего не очень хорошо и он начинает тут что-то новое крутить. И он вообще ничего никому не сказал, не похвастался. Его видели с новой подружкой, расспрашивали ... Поэтому вот эта история, типа приходит на консультацию, а что со мной. С тобой все в порядке, ты просто анекдотов перечитал лишних, про то, что там кто-то...

Д. Герман: Он просто чувствует себя некомфортно в компании друзей, которые хвастаются своими победами.

Н. Воробьев: А друзья хвастаются?

Д. Герман: Да.

Н. Воробьев: Ни разу не слышал. Где я вообще все это время находился?

Д. Герман: В спа.

Н. Воробьев: Почему мне никто ни разу не похвастался, как он там эгей-эгей.

Д. Герман: Ты был в спа, Николай. У тебя все друзья такие уверенные в себе, имеют одну женщину?

Н. Воробьев: Вспоминая далекое прошлое, когда друзья у меня были не такие уверенные в себе.

Д. Герман: Было, было!

Н. Воробьев: Это подвыпендриться. Но уверенность это не рождает. Она не оттуда берется. Если вдруг кому — то кажется, что ты сейчас начнешь кому — то рассказывать о своих победах, и из-за этого у тебя появится уверенность. Так она от этого не появляется, она от этого падает. У уверенности есть два маршрута. Первое, она может взяться снаружи, тебя похвалили, и сказали, вау, ты крутой, и у тебя уверенность. И может взяться изнутри, ты просто решил быть уверенным. Хвастовство эту уверенность снаружи, она, как пришла, так и ушла.

Д. Герман: Краткосрочная история.

Н. Воробьев: Да, на прямо сейчас. Причем это ж еще рассказываешь и приукрашиваешь. А они потом увидят кто там на самом деле.

Д. Герман: Или количество приукрашиваешь, очень интересно наблюдать за твоей эволюцией. Вот мы с тобой видимся, и каждый раз ты меняешься. У меня такое ощущение, что еще чуть — чуть и ты женишься.

Н. Воробьев: Да?

Д. Герман: Да. Коля, я тебя теряю...

Н. Воробьев: Да ты не расстроишься.

Д. Герман: В плане свободы...

Н. Воробьев: Я думаю, ты даже обрадуешься. С точки зрения того, что мы с тобой обсудили, что женщине главное пофлиртовать, ты наоборот обрадуешь. Флиртовать сколько угодно...

Д. Герман: Вот поэтому я и веду программу «Школа соблазна» на podster.ru. А сегодня мы обсуждали с Николаем тему мужской полигамности и пришли к выводу о том, что, да, мужчины действительно полигамны, но полигамны также и женщины. И вопрос больше состоит в том, ни что с этим делать, а ведет ли это к чему — то? Если это способно влиять на ваши отношения, то лучше думать до.

Н. Воробьев: Я думаю, что полигамностью нужно наслаждаться, как и всеми остальными проявлениями этой жизни.

Д. Герман: Не слушайте его, когда пойдете домой сегодня вечером.

Н. Воробьев: Да, не слушайте меня. Забудьте...

Д. Герман: Не слушайте нас вообще...

Н. Воробьев: Выключите это, выключите это.

Д. Герман: Срочно выключайте до следующего раза. Пока — пока.

Ширина

Сегодня в «Школе Соблазна» обсуждается волнующая многих женщин тема мужской полигамности, а если быть точнее, то в программе остро встанет следующий вопрос: есть ли средства от мужской полигамности? Дарья и Николай попытаются выяснить путем жаркой дискуссии, миф ли это, что мужчине кроме любимой нужен кто-то еще, и вообще, стоит ли волноваться насчет того, что мужчина всегда остается мужчиной или же просто расслабиться и получать удовольствие.

В подкасте:

— Как сделать так, чтобы мужское желание не превратилось в измену?
— Где брать моногамных мужчин?
— Как женщины справляются со своей полигамностью?
— Действительно ли мужчины хвастаются своими «победами»?

Выпуски

Комментарии